Весы  Справедливости

Весы Справедливости

Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива!

Хает Хан Насреддинов: Правозащитная дискриминация!

 

«Лидер» оппозиции «Эрк» Салай Мадаминов и его соратники Азам Тургунов члень «Эрк» и руководитель правозащитной организации «Мазлум» («Угнетенный») при партии «Эрк», Малохат Эшанкулова и Даниил Кислов

Нет, я не столь категоричен. И в мире есть настоящие правозащитники. Они честно и по-настоящему эффективно защищают попранные права граждан. Елена Урлаева, Мутабар Таджибаева. Список может продолжить каждый, кто сталкивался с защитой своих прав.

Но бывает и так, что человек мнит себя правозащитником, исправно посещает суды, медиа-семинары, раздает интервью и публикует статьи на правозащитные темы.

Но НИКАКОЙ реальной помощи нуждающимся в защите такой правозащитник не оказывает. Бывает и хуже. Он может дать интервью или опубликовать свою статью, где человек будет измазан фекалиями с ног до головы. И отмыться ему, по всей видимости, не удастся никогда. Ведь правозащитник известен всем, у него есть возможности публикаций и интервью. А попранный в правах человек может и не обладать такими возможностями.

Именно так поступил «правозащитник» Азам Тургунов, который дал грязное интервью обо мне телекомпании «мулкдор тв», показанной ВВС. Если отбросить в сторону политкорректность и называть вещи свои именами, то он бездоказательно обвинил меня в трусости перед следствием, делал какие-то двусмысленные намеки о моем отношении к спецслужбам.

Во время суда надо мной он сидел рядом с моей мамой, сладко улыбался и постоянно что-то выспрашивал у нее. А потом дал вот такое нехорошее интервью обо мне. После освобождения первой моей мыслью было встретиться с ним и хорошенько ему врезать, но потом я остыл. Мне надо заботиться о матери и восстанавливать свою жизнь и репутацию, а не устраивать тяжбу с продажными крикунами «свободной» прессы.

Интернет-журналисты и правозащитники требовали немедленного освобождения нашей четверки, обвиненной в участии в заговоре с целью захвата власти в Узбекистане (подробно о нашем процессе можно прочитать интернете, стоит лишь побродить по хэштегам). В ходе открытого суда я узнал, что были призывы освободить и меня. Правозащитники и журналисты посетили мой дом, брали интервью у моей пожилой мамы, делали снимки. Это было приятно.

Во мне стала зарождаться надежда если не на полное освобождение, то на смягчение моей участи точно. Тем более, я узнал, что люди обещали помощь моей маме, инвалиду второй группы, восстановить ее здоровье. Мне шепнули, что совершенно незнакомый мне человек Зелин Пинеда отправила моей маме финансовую помощь. Для чего? – на оплату дорогостоящего, но эффективного лечения.

Было обещано чуть позже приглашение на реабилитацию в заграничную клинику, проживание некоторого времени в курортных лечебницах. Все это мне рассказала моя мама. Она до сих пор ждет этой помощи от правозащитников и иностранных наблюдателей.

Ужасно, но это так и останется только обещаниями. Мама будет изо дня в день ждать помощи, о которой она не просила, но ее пообещали.  И не только ради истины, но и ради своей мамы, обманутой в своих надеждах и использованной  в серых схемах получения денег, я хочу обвинить окружавших нас «правозащитников» и «свободных журналистов» в нечистоплотности.

Я с детства был воспитан в лучших традициях и приучен говорить правду. Пусть она неприятна, но только она мирит людей и восстанавливает справедливость. И вот, что я хочу сказать.

Во-первых, у меня не было никакой возможности просить помощи, как материальной, так и моральной у правозащитных организаций. Я находился в заключении. Правозащитники сами добровольно дали мне ее. Я не нанимал дорогого адвоката, моя мама тоже не искала его. У нас нет больших денег. Эта помощь была оказана Правозащитным альянсом Узбекистана.

Спасибо огромное за это, но, согласитесь, это была не моя инициатива и расходы на адвоката никак не должны были лечь на наши плечи. Но именно мама в уплату услуг адвоката отдала финансовую помощь, полученную ею от правозащитной организации США. и, естественно, никаких документов при этом не оформлялось.

С моей мамой общались неизвестные мне люди из числа иностранцев. Возможно, дипломаты, чиновники. Возможно, правозащитники. Они обещали ей медицинскую помощь и реабилитацию в курортном городке. Мама надеется на нее до сих пор. Но ее не будет. Это понятно всем. Взамен обещаний ее просили рассказать то, что выгодно репортерам: очернить власть, обелить  и поблагодарить иностранные организации за поддержку. Пожилая, безвольная  женщина в целях освобождения сына сделала все, что от него требовали. И осталась обманутой.

Я до сих пор не могу разобраться, по чьей инициативе была оказана материальная помощь моей матери во время моего ареста. Она получила денежный перевод из США. Ей было сказано, что это помощь ей и мне.

Сразу после получения она отдала сопровождавшим ее в банк лицам деньги якобы на юридическую помощь мне. Потом, после освобождения, мне сказали, что мы должны за услуги адвоката еще денег. Я незамедлительно отдал эти деньги.

Мне неприятна вся эта история с денежной помощью моей маме. Ее явно обманули. Развели, как поступают с доверчивыми покупателями на восточном базаре. Куда ушли деньги, которые она отдала? Кто те люди, кто сопровождал ее? Она их не знает. Раньше не видела. Да, они представлялись правозащитниками, которые помогут мне с освобождением. Конечно, мама сделала все, что от нее требовали, лишь бы меня отпустили скорее.

Туманные ответы о расходах на адвоката, организацию информационной среды и публикации статей обо мне не успокоили меня. Я не увидел соглашения с адвокатом на баснословную для Узбекистана сумму. Также я не думаю, что публикации статей в мою поддержку стоили так дорого.

Я не жалею о деньгах, тем более, они не мои. Я верну их обратно отправителю, как только будет у меня такая финансовая возможность, ведь я начал работать. Я возмущен тем, что вокруг моего имени шла какая-то игра на личное обогащение. Пользуясь беспомощным состоянием мамы и ее зацикленностью на моем освобождении любой ценой, ее вынудили получить непонятный мне денежный перевод и отдать значительную часть…. на что? – на пополнение карманов «правозащитников», другого ответа я не нахожу.

До суда и в самом начале процесса журналисты меня защищали. Писали обо мне ХОРОШО. Но потом, когда я стал конфликтовать с другим подсудимым Бобомуродом Абдуллаевым и рассказал правду о Мухаммаде Салихе, я оказался в вакууме. Сразу и неоспоримо я стал ПЛОХИМ.

Журналисты осторожно (знают об ответственности за клевету), а правозащитники почти открыто стали вбрасывать информацию, что я трус и провокатор и именно из-за меня был арестован «борец за справедливость» Абдуллаев (хотя по факту он был арестован первым, а я последним!). Мои попытки опубликовать свое мнение о процессе и поведении его участников были отвергнуты. Меня не публиковали там, где охотно давали место для статей осужденным Абдуллаеву и беглому преступнику Салиху.

Мне стало мерзко от такой дискриминации. И я дал слово, что в будущем не буду иметь никакого дела с такими «правозащитниками» и журналистами с двойными стандартами.

Мне стало еще гаже чуть позже. Я нашел возможность немного подлечить свои пошатнувшиеся нервы и психику через фонд LifeLine. Для получения помощи нужны были поручители, которые всего лишь ПОДТВЕРДИЛИ бы информацию обо мне (мои статьи в интернете, обвинение в участии в заговоре, суд и оправдание).

Следуя здравому смыслу, я в анкете указал имена тех, кто больше всего писал обо мне и защищал меня. Если Сурат Икрамов подтвердил первичную информацию обо мне, то главный редактор Фергана.ру Даниил Кислов проигнорировал все обращения к нему. Я не получил помощи, которая смогла бы меня вылечить и вернуть к нормальной жизни.

Я не хочу принимать как должное поступки людей, которые не прощают тебя за сказанную правду. Я хочу, чтобы журналистская и правозащитная деятельность была открытой, честной и вне денежных потоков. Я хочу, чтобы все денежные вопросы, связанные с правозащитной деятельностью, решались по законам той страны, в которой эта деятельность проходит. Должна быть открытость.

Я уважаю тех, кто последователен в своих поступках. Если Кислов позиционирует себя настоящим профессионалом в журналистике и порядочным человеком в жизни, то он должен был ответить на все вопросы касательно меня. Вне зависимости от личного отношения ко мне. Правда ведь одна. Но Кислов поставил личное отношение ко мне выше правды.

Такие же претензии  у меня к Азаму Тургунову и Малохат Эшонкуловой. Не получив от меня никакой информации в суде (я сидел в клетке, морально готовился к тюремному сроку и мне было не до общения с прессой), они активно «окучивали» мою маму с пошатнувшейся психикой и узнавали подробности моей личной жизни, о которой я не хотел бы распространяться вовсе. Некрасиво все это было. Гадко.

Эти мои высказывания сильно ударят по моему имиджу. Ведь я критикую тех, кто защищал меня в суде. Но моя совесть чиста. Я благодарен им за помощь и готов ответить тем же, когда они попадут в беду. Но скрывать правду о других, не чистых поступках, я не намерен. Или мы все честно боремся за справедливое общество и открытые отношения, или превращаемся в тех, против кого мы  собирались бороться.

Хает Хан Насреддинов

Весы Справедливости: Азам Тургунов – руководитель правозащитной организации «Мазлум» («Угнетенный») и активист оппозиционной партии «Эрк», чей лидер Салай Мадаминов известен пропагандой террора, радикализма, насилия, а также сотрудничеством с криминальными авторитетами, с бывшим главой СНБ Узбекистана Рустам Иноятовым, а также со спецслужбами Ирана, которые оказывали финансирование.

С момента ареста А.Тургунова вплоть до его освобождения, Мутабар Таджибаева постоянно боролась за его права, и портрет Азам Тургунова висела в квартире Мутабара в Париже.

Однако Азам Тургунов после освобождения, в суде Бобомурод Абдуллаева и других совместно с Малохат Эшонкуловой начали распростанять ложь и клевету против Мутабар Таджибаевой и Галимы Бухарбаевой о том, что будто те являются проектами СНБ.

Азаму Тургунову и Малохат Эшонкуловой нужно было очернить имя Таджибаевой и Бухарбаевой, потому что те провели расследование и выяснили, кто есть на самом деле Салай Мадаминов.

Клевета, угроза, шантаж, трусость и лицемерие «лидера» узбекской оппозиции Салая Мадаминова

На Суде проходившем в Ташкенте, Бобомурод Абдуллаев сделал заявление в котором утверждал что Салай Мадаминов  получал информацию от СНБ и что самое ужасное от самого Рустама Иноятова .

Процитируем Абдуллаева: «…он (Салай Мадаминов) пригласил меня домой, сказал что у него есть много сторонников в СНБ, МВД,  Армии. «А что они делают, просто хвалят вас» — «Нет , информацию дают». «А что вы с ней делаете?». «Нечего, просто я это знаю» конец цитаты.

По сей день, господин Мадаминов не выступил с призывом пересмотреть Приговор Суда или с опровержениями на заявление Абдуллаева о сотрудничестве со спецслужбами Иноятова-Каримова.

Как мы узнали из показаний Абдуллаева данные им на Суде, Салай Мадаминов получал информацию от СНБ и распространял её используя свои ресурсы, такие как интернет сайт www.uzxalqharakati.com, “Uzbek.FM Online radio (http://uzbekfm.com/), газета “ВОЛЯ” (http://uzxalqharakati.com/ru/gazeta) на русском языке и “ЭРКИН ЮРТ” (http://uzxalqharakati.com/archives/category/erkin-yurt) на узбекском языке, социальные сети, от имени Усмана Хакназарова, Саида Аскара и от имени разных «журналистов» и «аналитиков», которые на самом деле не существуют и не когда не существовали.

Можно ли назвать этот вид сотрудничества партнёрством Мадаминова и иноятовской СНБ?

Прошло уже не мало времени, а Мадаминов до сих пор не выступил с опровержением на такое серьёзное и тяжёлое обвинение. Является ли обмен информацией с СНБ, МВД и Министерством Обороны (как одной из самых важных структур ВС Узбекистана) чем то обыденным для оппозиционера? Нормальное ли это на ваш (Каната Одила) взгляд поведение для оппозиционера?

Мы и ранее писали на нашем сайте «Весы Справедливости» о партнёрских отношениях Салая Мадаминова и иноятовской СНБ в статье от 26 апреля 2018 под названием «Салай Хакназар: Насколько отважен Салай Мадаминов?»

Бобомурод Абдуллаев заявил на Суде о том, что Салай Мадаминов получал информацию от СНБ напрямую и требовал от Абдуллаева публиковать эту информацию от имени Усмана Хакназарова. Когда же Бобомурад отказался это делать на простом и логичном основании что верить Иноятову и Гулямову нельзя, Салай сделал это самостоятельно от имени Хакназарова.

Камолиддин Юлдаш: Спецслужбы Ирана и финансирование НДУ…

После публикации статей Хаёт Хана Насреддинова многие наши читатели и подписчики начали обсуждать его статьи и давать им оценки.Журналисты нашей группы внимательно наблюдая за этим, не могли не обратить внимания на заявление одного из наших читателей о том что Салай Мадаминов сотрудничал не только со спецслужбами Узбекистана и лично с их главарём Рустамом Иноятовым, но и со спецслужбами Ирана и финансировался ими.Нас это заявление очень заинтересовало и мы решили обратится к их автору за разъяснениями. Более того в распоряжении редакции нашего журналистского сайта давно имеется информация и показания свидетелей того что, для развития Народного Движения Узбекистана заставляли членов семей беженцев из Андижана проживающих в странах Запада выделять деньги даже из детских пособий которые им выплачивались. Проблема была поднята в 2011 — 2012 годах.

Кроме того есть факты о финансировании Салая Мадаминова членами узбекской мафии или говоря проще криминальными «авторитетами».

Не смотря на всё это, «сотрудничество со спецслужбами Ирана», стало для нас шокомТакого обвинение не ожидали даже мы.

Мы решили обратится к Камолиддину Юлдашу, который на протяжении долгих лет тесно сотрудничал с Салай Мадаминовым и был его правой рукой.

Журналист: Подсудимый журналист Бобомурод Абдуллаев, проходящий наряду с тремя другими обвиняемыми по делу о госперевороте «Жатва», на процессе в Ташгорсуде 28 марта рассказал, что узбекский оппозиционер Салай Мадаминов секретно сотрудничал с главой узбекских спецслужб Рустамом Иноятовым.

Более того, по показаниям Абдуллаева, Салай имеет большое количество своих сторонников внутри СНБ (СГБ), МВД (Полиция) и даже МО РУ (Армия Узбекистана) которые «сливали» ему информацию и компромат на Шавката Мирзияева, членов его семьи просто дезинформацию, а тот в свою очередь распространял это всё на подконтрольных ему медиа-ресурсах…

Мухаммад Салих, проживающий на протяжении 25 лет за рубежом, остается номинально наиболее весомой оппозиционной фигурой. Хотя его взгляды и средства борьбы по уровню грязи и подлости во многом превосходили приемы его главного противника – покойного президента Каримова.

Салих превратил сайт НДУ в средство пропаганды и оголтелой информационной войны не только против каримовского режима, но и любых несогласных с ним людей.

Помимо пропаганды и материалов, не поддающихся проверке на достоверность о политической элите страны, он публиковал грязь и клевету против таких ведущих журналистов и активистов страны, как Галима Бухарбаева и Мутабар Таджибаева.

Когда же дело доходило до прямых объяснений, то Салих разоблачался, как человек, презирающий свой народ за неспособность на вооруженную борьбу с режимом, а также женоненавистник, гомофоб, антисемит и пошляк. Он не раз призывал начать джихад в Узбекистане, заявляя, что без крови ничего не бывает.

Но связь с журналистами Узбекской службы радио Би-би-си и «Озодлик», где работают бывшие активисты партии «Эрк», до сих пор обеспечивает Салиху трибуну и присутствие в политической жизни страны.

Отсутствие же множества конкурирующих независимых СМИ в Узбекистане гарантирует Салиху, что с него не спросят за клевету, публикующуюся на его сайте, в том числе под именем Усман Хакназаров и с подачи СНБ Узбекистана…» писал Центр-1 статье 29 марта 2018 года под названием «Мухаммад Салих занимался сливом информации от СНБ Узбекистана».

Салай Мадаминов правда не уточнил Абдуллаеву, разделяют ли эти сторонники идеи Салая или же господин Мадаминов сам разделяет идеи чекистов и их «бывшего» руководителя тов.Иноятова и на основании этого они «сторонники». Несмотря на то, что прошло уже несколько месяцев после вынесения приговора Ташкентским Судом по делу всех 4-х фигурантов и обвиняемых по этому резонансному делу, но не один из них не оспорил приговора суда и не выразил свое не согласие с ним.

Господин Мадаминов также не выступил с опровержением заявления Бобомурода о своём секретном сотрудничестве с СНБ и лично с Рустамом Иноятовым и наличия своих сторонников в рядах спецслужб и силовых структур Узбекистана.

Кроме того есть факты о финансировании Салая Мадаминова криминальными «авторитетами». А что вам известно об источниках финансирования деятельности Мадаминова и его связях со спецслужбами?

После вашего комментария о том что вы были курьером и передавали деньги иранских спецслужб Салаю Мадаминову мы получили много писем от наших читателей которые выразили мнение о том что вы далёкий от лжи человек и ваше заявление очень серьёзное. По этому мы хотим попросить вас рассказать об этом побольше информации.

Камолиддин Юлдаш: Помню, когда велась работа над фильмом, я пригласил Салая к себе на ужин. И когда мы сидели за столом у него зазвонил телефон. Разговор был недолгий. По лицу Салая было явно видно что он чем-то встревожен. Последнее его слово сказанное им своему собеседнику было «Düşünüyoruz»- «Мы думаем»(на турецком языке, прим. редактора). Я спросил его, в чем дело? Как выяснилось, звонили к нему иранцы, которые предложили с ним встретиться.

Однако не желая по видимому говорить на эту тему он быстро её закрыл сказав «Подумаешь, чего мне бояться?!» Так вот, это был конец 2009 года.

Через полтора года, летом 2011 года, когда уже было создано «НДУ» и тема «узбекской весны» раскручивалась вовсю, Салай поручил мне съездить в Иран. Перед вылетом он мне сказал, что  «люди которые нас встретят делали вместе с Хомейни революцию в Иране».

Здесь очень важно понять весьма важный, а я бы даже сказал решающий факт о том, что «НДУ», которое официально «борется» за демократию, все заявления Салая о светскости и либерально-демократическом характере его партии и «борьбы» и т.д, все это всего лишь ширма, за которой скрываются истинные намерения Мадаминова объявить Исламское Правление в случае его прихода к власти.

Он понимает, что из-за этого со временем у него возникнет конфликт с соратниками по «НДУ» и не смотря на это Мадаминов, решительно настроен за установления шариата в Узбекистане. Именно это он мне сказал перед моим вылетом в Иран и я хорошо запомнил его слова.

В Иран мы вылетели с его сыном, Тимуром. Встретили нас люди в штатском и провели в обход паспортного контроля. Пробыли мы Тегеране пару дней, ездили смотреть местные достопримечательности, в частности, мавзолей Фирдауси.

Перед возвращением нас повезли на встречу как говорится «без галстуков». И там сказали, что готовы всячески поддержать «НДУ», и дали нам 150 тысяч долларов, назвав это «дружеским жестом». Первый транш, конечно, небольшой. Причем напомнили, что к следующей встрече нам необходимо подготовить некий «отчет проделанных работ».

На следующие, вернее последующие встречи я уже не ездил. Но был в курсе событий. Второй транш был уже больше и составил 400 тысяч долларов США, затем еще 600 тысяч, а сколько дальше, я не знаю… были и последующие транши, но их сумма мне не известна.

И каждый раз писались финансовые «отчеты» о том, что в каждой области Узбекистана «созданы ячейки НДУ, где тайные сотрудники активно работают».

В этих «отчётах» говорилось о том что «куплено дорогое оборудование», типа печатных станков, и еженедельно выпускаются газеты «Эркин Юрт» и «Воля» по 50 тысяч экзмплярах, которые «тайно распространяются среди населения».

Во многих странах Европы и в США мол «открыты филиалы, арендованы дорогие офисы, где работают самоотверженные борцы за свободу узбекского народа».

В финансовом отчете за 2011 год, в качестве годовой суммы расходов указано 8 893 600 долларов США.

Одну из копий этих отчетов я предоставил госпоже Мутабар Таджибаевой для представления в Парижский Суд в виде доказательств, где она выступит ответчицей по исковому Надежды Атаевой. Предоставляю их копии и вашей редакции…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>